"Ищу работу юриста с зарплатой от 100 000 рублей".

Опыта – ноль, знаний и того меньше.
Знать себе цену – это хорошо, это правильно.
Только любая цена должна быть экономически обоснована.

Ну как я могу искать себе работу в качестве повара первых блюд, если борщ мой есть невозможно? Вот пирогов с блинами испечь – это да, тут я мастерица, и отбивные мои в сырном кляре подать на стол не стыдно для приема самых взыскательных гостей, а вот борщ – это не мое. То же и в профессии – в арбитраже на лопатки уложу кого угодно, и любой долг взыщу не хуже того сыщика, у которого нюх и глаз как сами помните у кого.



А вот в медицинских спорах мне делать нечего, я там себя препарируемым лягушонком буду ощущать, даже до уровня подопытного кролика не поднимусь.


Нет, если клиенту вот прям до обморока захочется биться со стоматологом за испорченный прикус именно с моей помощью (в суде, господа, только в суде!), я соглашусь. Перерою за ночь судебную практику, изучу законы – я, знаете ли, из поколения советских студентов, которые за ночь перед экзаменом в состоянии были не то что китайские глаголы выучить (интересно, в китайском языке есть спряжения?), но и капитал Маркса наизусть цитировать - а это Вам, товарищи дорогие, не китайский какой-то. Но гонорар возьму заниженный. Потому что знаю свою цену в ЭТОМ прейскуранте, и она не идет ни в какое сравнение с расценками игры на МОЕМ поле.
К чему это я?

Расширяю бизнес, осваиваю новые территории - в прямом и переносном смыслах. Ищу, стало быть, сотрудников. Первым делом, как водится, подала заявку в центр занятости. Ну, каких соискателей сия достойная государева контора направляет – то отдельная песня (правда, эта песнь у нас стоном зовется). Но я привыкла все варианты пробовать, потому и этот не отмела. Условие отбора: три этапа, первый из которых – ознакомившись на сайте с правилами прохождения конкурса, заполнить форму, прикрепив к ней резюме. Форма простая и даже можно сказать примитивная, из шести пунктов: имя, фамилия, электронная почта, телефон для связи, регион проживания. Все остальные сведения кандидат должен предоставить в резюме – такие, какие он сочтет нужными. А шестой пункт в форме – уровень желаемой заработной платы.

Не буду сейчас объяснять, зачем прошу указывать заветную цифру сразу, скажу только, что она, цифирька эта, иногда сразу определяет целесообразность дальнейшего изучения кандидата. При этом показательной может стать любая цифра – большая, маленькая, средняя.

И одним из первых на вакансию юриста откликнулся юноша (вполне допускаю, что был он бледным, со взором горящим).




Валерий Брюсов, автор стихотворения «Юному поэту» (Юноша бледный со взором горящим…)

Уровень желаемой заработной платы – ОТ ста тысяч рублей. Открываю анкету: 23 года, высшее образование (какое – история умалчивает), и огромный опыт работы – два (ДВА!) месяца (!!!).

А у меня в тот момент настроение было какое-то расхлябанно-ядовитое. Звоню, представляюсь. На том конце провода (или про сотовую связь так сказать нельзя? хотя, суть ясна, и ладно) вещает мне в ответ человек, всё про жизнь понявший. И усвоивший главный урок интернет-коучей: не стесняйся рассказывать вслух о своих мечтах. И паренек не постеснялся.

Он абсолютно искренне считает, что с двумя месяцами работы за плечами стал таким супер-пупер специалистом (ну где там ракетам Трампа с ним сравниться!), что работодатели в очередь выстраиваться обязаны, а еще лучше – кулачные бои устраивать за право сего ценнейшего сотрудника «урвать».
«А Вас, господин полицейский, я оставляю наедине с нашей ценнейшей сотрудницей!»
Вы не поверите, но этот экземпляр абсолютно искренне удивился моей просьбе обосновать свою ценность, за которую я (хорошо, не я – другой работодатель) должен платить ему ОТ ста тысяч рублей.

В конце концов, может, это у него официально два месяца юридического стажа, а на самом деле выигранных дел у него больше, чем у меня составленных документов, включая черновики? А может, он вообще – внебрачный правнук Ф.Н.Плевако, и ходить научился в зале суда, где его мамки-няньки и воспитывали, зачитывая на ночь уголовное уложение германской империи?

Знаете, какой убойный аргумент привел товарищ (или в данном конкретном случае – все-таки «господин»?).
«Господин-товарищ-барин, глянь-ка!»
«А за десять тысяч я работать не буду!».

Умничка! Ну, какая же умничка! Знает себе цену, не то что некоторые, автор в числе коих. Прямо жаль отдавать в чужие руки, но – придется. Не потянуть мне столь сверкающий алмаз, не потянуть. Да и в свете его блеска померкнуть боюсь – я-то после выпускного работать соглашалась за любые деньги, пока не смогла себе ПОЗВОЛИТЬ выбирать, и, как следствие – диктовать свои условия. И ушло у меня, бесталанной, на это лет десять. Но тут уж ничего не поделать: я – продукт советской эпохи, когда учили не мечты транслировать миру, а знания.

Жаль, не доведется мне побеседовать со счастливым работодателем, в чьи сплоченные ряды вольется юное дарование…

Made on
Tilda